Ex fructibus eorum

(эпитафия на могиле Дагоберта II)

Сизой попоной туман скрыл кургана бока,
Что резвым конём взметнулся к небесным чертогам,
Лишь в пригоршне пепла затихла степь на века
И шляхами хитрыми вновь потянулась к {{|острог|острогам}}.

В капле дождя все реки берут свой исток,
Дыханием тихим ветра степные родятся,
В святости истой имеет свой корень порок,
Так птица земная на самой вершине гнездится.

За горсть медяков был куплен слепой поцелуй,
Холодный и скользкий, как шкура убитой химеры,
Во власти греха непрощенного, сирый холуй,
Предав господина насытился смертью без меры.

Но в истинном золоте блеск не ищи – не найдешь,
В смирении, что напоказ, нету промысла Бога,
Гуляка и плут, ты легко по жизни идёшь,
Но знаешь ли ты, где кончится эта дорога?..