К Кретьену де Труа

О, вдохновенья сладкий плен,
Упругой рифмой молодою
Нас примирить спешит с тобою
Плодами строф в саду поэм,
Где спит Вергилия строка,
Лозой обви̒вши слог Гомера,
И проросла, не зная меры
Богатством красок сквозь века.

Поднялся сад, где шёл Орфей
Как отзвук лиры, в серебре
Дождей небесных, что в тебе
Родить способны дар! Алкей
Здесь пел Сафо и песней той
Взрастил ту иву, что печально,
Склонила ветви над хрустальным
Потоком – над речной водой!

Мой друг, я шёл один неспешно,
Туда, где Вентадорна слог
Расцвел иссопом сладких строк
(В них ароматы рифм нездешних,
То радость, то печаль родя̒т,
То розою Гильома станут,
То расцветут здесь, то увянут,
Но всякий раз нас опьянят).

Трудами праздности питаем
В воспоминаниях своих,
Лозой родившись среди них -
Вкус соков их я точно знаю -
Их сладость пил из рук ветров
В туманах и в лучах луны
Взрастали, юности полны̒,
Поэм розлив, как свет костров.

Под гроздьями канцон, изящно
Отжатых в песню и вином
Со временем став, вещим сном
Взялся̒ побег мой в настоящем,
А в прошлом древняя лоза,
Состарившись в хрустальных кубках,
Что помнит Эшенбаха шутки,
Нас напоила и спасла.

Мы славу пьём, Орфея дети -
Он сад сей дивный заложил,
Он первым был, кто возложил
Гроздь дифирамб на твердь бессмертья,
Разлил по миру хмель, и в нём
Постигли мы любовь безгрешной
Муз юных, что, воркуя нежно
Гуляют здесь, в саду моём.

Ах, друг мой, нам дано с тобой
Когда-то встретиться в тех кущах,
Что разрастаются всё гуще -
В саду том, обретя покой.
Тогда с тобой, мой друг, {{Кретьен де Труа|Кретьен}},
Наполнив кубки вдохновеньем,
Осушим их без промедленья,
Взрастая вновь в саду поэм.