Кочевник

Я рожден буйной кровью кипучей черкасы,
Вскормленный молоком кобылицы степной,
Но̀ров мой в том наследстве от Кури и Асов,
Что в сарматских драконах, ветер хмельной.

Черныбыльником пряным, пенной волною,
Буйной Азии воля, вслед за солнцем рвалась,
Неприкаянный дух, что был скрыт синевою
Покровов небосвода, степью выплеснут враз.

В гривах быстрых коней проливался по миру,
Гнал закаты на запад в тень к аланским горам,
От костров на восходе шёл к кровавому пиру,
Бѐгом диким стремясь, вести свой счет годам.

Расхлиста̀лся по свету, грозой вышел в поле,
Буйством молний нить неба натянув тетивой,
За спиной колчаном закрепив горы, в доле
Задремал, точно пьяный, обретя свой покой.

Дух бескрайних степей, омывшись морями,
Чуть качаясь, хмельной, вышел тихо к реке,
Замерев саблей острой, голубыми глазами,
Зрю свой образ, как он отразился в Днепре.

Светлой Азии сын, легковерный, но буйный,
Я несу в своём сердце дух сарматских степей,
От далеких кочевий вечно древних и юных,
Через Днепр и Дон, в тлен сегодняшних дней.