Официальный творческий ресурс
Автора Евгения Язова

находится под управлением
Творческого Объединения "Виноградарь".

На досуге читаю «Жизнеописания трубадуров»

Zichy Mihály (1827 - 1906) - A trubadúr, 1846.
Zichy Mihály (1827 - 1906) - A trubadúr, 1846.

(Сиречь «Жизнеописания древних и наиславнейших провансальских пиитов, во времена графов провансских процветших», записанные Жаном де Нострдамом)

Смахну я пыль с высоких фолиа̒нтов,
Чтоб знаки различить, сличая их
С резной строфою, и миров иных
Познать изящество так, словно флагелла̒нтов
Узреть мгновения в истерзанных штандартах
И видеть мёртвых, будто бы живых.

Поставлю свечи в изголовье бездны,
Воспламеню их тёмною строкой,
Вонзив стиле̒том рифмы, и, покой
Вдруг обретая так, как сладость рос небесных
Молитвами нисходит в мир, и в кущах тесных
Мелодией звучит, и жжёт тоской.

Войдя в зеленый холм, что на распутье
Судеб великих, тропами глупцов
Сомкнулись, в нём обретши кров, —
Так через тайный ход во тьме проходят люди,
Не ведая про истину: «Что было — то и будет»,
Тщетно взыскуя истину меж слов.

Над фолиантом я склонюсь!.. Так долго
Буду искать ответы между строк,
Так, киноварью выжгу тот порок,
Что истончу свой дух — он станет легче шёлка,
Пронзив пространство и миры, как бы иголка
Пронзит собою этот тонкий шёлк.

Гару̒спик белоглазый, в тщетном вое
Трепещущий, как на ветру листва,
Бред изольёт из уст; за сим молва
Пройдёт по миру: так канда̒льник поневоле
Бредёт на север и раздавлен злобной долей,
Рад лишь тому, что цел едва-едва.

Далёк от сей молвы, во тьме пещерной,
Я киноварной строчкой вдохновлён,
Лишь ей одной, как ка̒цер, окрылён,
Взвился над хлябями, поправ мир суеверный,
Сим, инканта̒цией своей, сей мрак безмерный
Словом своим возжёг, точно огнём.

Сей фолиант, как рыцарь в чёрном ва̒мсе,
Что пал в бою, истерзанный толпой,
Пылью времён сокрыт, найдя покой
В божественных чертогах — в вечном ренессансе,
Однажды жизнь на кон поставив в преферансе
И проиграв её, стал прахом и травой.

Но разбудить посмел сей тёмный призрак
Беспечный трубаду̒р строфой своей,
Освободил из бездны строк теней
Прозрачных, что взросли в янтарных ризах,
В напевах пасторальных, блеск — их признак,
И вечно им дано жить средь людей.

Так вот, себя представив древним жа̒ком,
Прозрел Гильома Трубадура снова я:
Он — фолиант (в том мысль была моя),
Чтоб уподобиться во всём ему, в сём знаком
Мне стала книга та, что не исторглась прахом.
И в ней узрел я: вновь цветет заря!

Комментарии

На основе информации из открытых источников

_

Хорошо написанные строки в которых слышен звук струн звучащей лютни и треск дров в камине и шорохи по залам древних замков...

КБ

Добрый вечер!

Да, замечательно, необычно написано. И точно соответствует картине... как сквозь время проникаешь.
*
Евгений, поглядите, быть может поменять в строках местами слова:
Войдя в зеленый холм, что на распутье
Великих суде̒б , тропами глупцов...

Над фолиантом я склонюсь!.. Так долго
Искать ответы буду между строк...

Если что, извините, заходите на огонёк, буду рад,
с уважением,

МЛ

“J’ai nom Maître infaillible et jamais ma maîtresse ne m’aura une nuit sans vouloir m’avoir le lendemain car je suis si bien instruit en ce métier, et je m’en vante, que je puis gagner mon pain sur tous les marchés.” )))
Куртуазность, въевшаяся во французскую литературу, стала частью ее философии. Ваши киноварные (с) строчки, однако, поют любовь к слову, чем в корне отличаются от поэзии трубадуров.

АА

Восхитительный слог! Читаешь и попадаешь в Другое измерение!

АШ

Нет это же не возможно Я реально ощутил себя в средневековье так ярко и красочно !!!

АФ

Хорошо,однозначно.начитанные личности поймут,но мы все пишем для народа,а затюканный,забитый.Им умных книг им время ,нет читать.Пишите проще для обычного народа,таких поэтов знать должны.но половине слог не постижим. А так слог прекрасен