Новая сирвента менестреля

Коль менестрелить мне пора,
Из чаши юности напившись,
Пришла, то началась игра,
Зрелой лозой, к траве склонившись.

И причастившись солью дня,
Согревшись солнцем, тихо млея,
Две музы под руки меня,
Влекут в сады, к лугам Орфея.

Во мне зачах смущенья куст
И страхов лепестки увяли,
Смеюсь я в голос, гулко-пуст,
В ли;ца монархов без печали.

Что мне они, коль сам Орфей
Открыл врата в свои юдоли:
«Ты зрел? Танцуй! Талантлив? Пей –
Вкушай лозу, не жди покоя!».

Я Хмель, и снова во хмелю,
Поправ уклад богемной черни,
Лишь чаше и вину пою,
Цветком в объятьях колких терний.

Аристократов век уныл,
Трусливо скрыв свой стыд гербами,
Но нет плаща что бы сокрыл,
То, что их делает рабами.

Пасёт монета их, а им
Мерещится одна дорога,
Как будто бы путём святым
Идут. Но как-то всё от Бога!

Их рыцарская спесь смешит,
Одежда их – шутов убранство.
Из-под доспехов в мир смердит
Блудливость, жадность, ложь и хамство.

Забыты уж те времена,
Когда свет рыцарства по миру
Скитался – им лишь стремена
И доблесть в сердце были милы.

Когда поношенным плащом
Хранили честь, в чести – отвагу,
И на щите, и со щитом,
Их души реяли, как стяги.

Когда девицы честь храня,
Они в любви точно монахи,
Любили истово! Любя,
Не убоялись даже б плахи.

А ныне кто? И смех, и грех,
В цветастых вычурных одеждах,
Лишь от утех и до утех
Живут, забыв, что было прежде.

Коль ныне доблесть не в чести,
А пастухами черти стали,
Коль в рыцарской досель крови,
Найдёшь ты мужество едва ли.

Коль коронован лестью франт –
Наследник рыцарского рода,
От рода, лишь один штандарт –
Гордыня аж до небосвода.

Фальшь орденов и королей,
Что пляшут, вторя дудке Папы
(Намного было бы честней
Им пить вино и петь баллады).

Так вот, смеясь над всем и вся,
В холщовой робе душу пряча,
Пойду по миру смердом я,
Сменив хоромы на удачу.

Претит мне гордость королей,
Смешна мне ложная отвага,
Плющом разросся у корней
Мой дух, и замер сизым прахом.

Сев на осла, направлюсь в сон,
Где чаша полная нектаром
Старой лозы хмельных тенсон,
Что каждому даются даром.

Я как Силен здесь буду пьян
От красоты вакханок млея,
Отрину титул, род и сан,
Найду себя меж слуг Орфея.