О стрелах Амура и менестрелях

I. Уста сомкнулись, уповая
Избегнуть стрел Амура острых,
С небрежностью строфа скупая
Бежит в сарказмах своих черствых.
Как будто льдом покрытый остров,
Что в океане пребывает,
Душа, как тень — звериный остов,
Что в бель пустыня превращает.

II. Душа темнеет и с надеждой
В своём бессилье внемлет стону:
«Слезами твердь сердец утешьте
Подобно вязи антифона!..
Когда любовь нарушит дрёму
Бесстрастия, то и невежда
Вкусивши жаркую истому
Не сможет жить уже как прежде…».

III. С Амуром многие боролись
Насмешками в хмельных бравадах,
Но острым вновь шипом кололись
В ночи, войдя в розарий сада
И кровь текла из раны градом,
Здесь слышен был весёлый голос,
В ветвях звучащий, словно рядом
Земля на части раскололась.

IV. И сколь бы не вступал в сраженье —
Юнец любовью обессилен,
Ему в той битве пораженье
Возможно лишь — Амур всесилен!
Пронзит стрелой! Дождём обильным
Прольётся кровь, но в утешенье
Предстанет дева тайной дивной —
Любви великое творенье!

V. И словно получив раненье,
Так, словно поражённый громом,
Замрёт в немом оцепененье
Под взглядом златовласой донны.
Тогда Амур весёлый стоны
Добудет из сердечной тени,
Того, кто крепкою колонной
Был горд возвысившись над всеми.

VI. С наядой, чьи уста холодны,
Сравнит юнец, в любви безмерной,
Улыбку миловидной донны,
Что неприступна откровенно.
Что взглядом, как холодной пеной
Морской, скрывает тварей сонмы,
И красоту свою нетленной
Хранит, как лёд, хранящий волны.

VII. Был горд юнец! Вступил он в битву
С Амуром, что судьбой играет,
И не поможет уж молитва,
Он словно в муках умирает.
Ведь красота любви не знает,
Что в сердце юноши разлита.
Амура пленник вновь страдает —
Его душа стрелой пробита!

VIII. Амур, лишив юнца покоя,
Вновь поразит стрелой все цели —
Сразит недрогнувшей рукою,
Не тронет только менестрелей.
Ибо они — плоды! Поспели
В садах Амура, и с тоскою
Па̒вших от стрел его воспели
В своих канцонах над рекою!

IX. В плодах садов любви и сласти
Венера нежный хмель взрастила,
Грехи того, кто в её власти,
Она беспечно отпустила.
А менестрелей оросила
Слезами горестей и счастья,
И сына своего простила
За все причуды и напасти!