Пернатый гость

Изогнулись ветви ольхи, над неотёсанным бардом,
Что, убаюканный тенью их, блуждает в узорах поэм,

Благоуханием спелых трав, в сизых прядях туманов,
Сокрыл его грёзы веселый пан и снится ему Эдем.

Ткут кудѐли дождей ветра, где-то в высоком небе,
А во снах поэта земля, где грёзы хранят в себе свет,

Где изумрудом лежат леса, не ведая грусти о лете,
По этой земле в своих снах блуждает поэт.

Истончаемый песнями птиц, навек остаётся певец,
Главным плотником тёмных строк, под восточной звездой,

Пернатым гостем великих поэм, он несет свой венец,
А отдохнуть приходит сюда, в долину над быстрой рекой.

Росы здесь поутру̀ хрусталем дивных строк повисают,
Нежным лютневым строем играют ручьи среди трав,

А изящные ветви поэм хмелем грёз обжигают,
И сплетаются неводом вечностью став.

По зеленой коре словно слезы дриад истекают,
В зелье дивных эпох до начала темных времен,

Струны помнят тот мир, от которого проистекают,
Те, кто гость в этой жизни, но для мира иного рожден.

Они видели свет, исходящий из темного нечто,
Они знают то слово, что прежде творенья звучит,

И резцами тончайшими режут знание это,
На древесных стволах оно тысячелетия спит.

Души ждут на ветвях, словно птицы устав от полёта,
Снится им этот мир, словно блик на пленке воды,

Но есть и те, кто рожден, в тишине забытого грота,
С ясным, светлым челом, облаками над током судьбы.

Его дороги сокрыты вереском и нежным дроком,
Его обитель в ночи, среди нежных ольховых ветвей,

Ему подвластны стихии, как дар Великого Бога,
А поэмы его возрастают из древних корней.