Утренний сон пиита

(незамысловатая строка)

Зарделся золотом рассвет,
Сойдя росою в чашу –
В долину, где дремал поэт,
Его баюкал лунный свет,
Туман стоял на страже.

Рассвет отторг ночную хмарь,
Но сон поэта крепок,
Так вещим сном объят, как встарь
Дремал Дионис-господарь
Среди изящных веток.

Во сне узрел он солнца лик,
Что вышло из теснины –
Он видит, как седой старик
К нему бредёт - герой наш сник,
Узрев сию картину.

«Неужто мне дано узреть –
Подумал он печально, –
Как сам среди цветов стареть,
Сгорев в костре, углями тлеть,
Мне суждено, так явно?».

Тем временем седой ведьмак
Приблизился к поэту,
И юношу пронизал так
Страх от того, что свежий злак
Поник соломой этой.

Но улыбнулся старец вдруг –
Глазами синь ласкает,
Ни морок, ни иной недуг
Не могут старца взять, как слуг
Он их увещевает.

Душою молод и силен
Сей старец – он к поэту
Подходит, светом побелен
(Но мы-то знаем – это сон,
А снам препятствий нету).

«Кто ты?» – поэт спросил и тишь,
Как эхом отозвалась.
«Я – это ты! Ты крепко спишь,
Сюда войдя, как тень стоишь
И зришь себя! Так сталось!

Минула сотня лет с тех пор,
Как я явился миру,
Но ход времён, так быстр и скор,
Что страсть и юношеский вздор
Низвергла Бога лира.

Ты в очи загляни мои –
Увидишь в них себя ты.
В них, как и встарь, горят огни,
Но стали звёздами они,
Испив до дна рассветы.

Строка созрела, как лоза
И сок её так сладок –
Вином хмельным взросла роса,
Созрев в тот миг, когда гроза
Ушла, вернув порядок.

Познаешь ты свой путь, юнец,
Когда, вину подобен,
Созреешь ты, одев венец
Седин – и это не конец,
А времени работа.

Когда касаньем легких строк
Напишешь все сонеты,
Когда любовью сытый слог
Утратит смысл, узришь порог –
Уступок в царство света.

Когда взойдёшь в чертог зари,
Познав все утра мира,
Прияв всё то, что возгорит
В твоей душе, где мир царит
И что вмещает лира.

Поймёшь, что я и ты – одно,
Что я с тобою возле.
В меня ты смотришь, как в окно,
Ты, то что прежде, я же, но…
Что буду много после.

Я опыт твой и твердый дух,
Молитвой крепкой создан,
Я призрак твой – был прежде глух,
Но время, мой открыло слух,
Взрастило сердце грозным.

Так пробудись, юнец, и в миг
Постигнешь вкусы неба.
Я вижу ты в печали сник,
А зря, ведь я лишь образ, как старик,
А суть во мне, поэта!».

Враз пробудился наш поэт
Под лозами с рассветом,
В его душе печали нет,
В ту ночь в нем засиял рассвет
И он пошёл по свету.

Так, друг мой, если старость вдруг
Тебя пугает смертью,
Отринь от сердца свой испуг,
Замкни все время в ровный круг,
Прими дары все эти!