Живой сосуд исполненный тщеты…

Живой сосуд исполненный тщеты,
Уставший суеты, таится в неге;
Уснул младенцем на святой груди,
Забыв, что звался гордо человеком.

Ходил хозяином и думал о себе,
Высокомерно властвуя в природе,
Что он один владетель на земле,
Оправдывая своё право в Боге.

Извергнув тлен, разврата и греха,
И почитая себя высшим в мире,
Религии создав, ославлен на века,
Наполнен иллюзорной силой.

Создал он мир, дав имена вещам,
Придумал Бога в самооправданье,
Нашёл замену вере и мечтам,
Поправ гордыней самой жизни тайну.

И вот устал, во имя всех богов
Топить в крови и зле себе подобных,
Постиг он вдруг, что сжёг свой отчий кров,
Уничтожая Богу неугодных.

Из крови той, поднялся дивный бук,
Достиг небес, и нежная праматерь,
Как глупое дитя, объяла вдруг,
Живой сосуд души омыв слезами.

Уснул младенец – дух великих смут,
Прижавшись к матери, наплакавшись досыта,
Во сне своём познав, как ангелы поют,
И как амброзия в живой сосуд налита.

Среди корней, в лесной глуши ночной,
Среди туманов и ручьёв прохладных,
Исполнился он тайны вековой,
Дабы вернуться обновлённой тайной.

Мир полон тайн – здесь магия царит,
И тот лишь ей исполниться способен,
Кто в тишине души покой хранит,
И от гордыни, как дитя, свободен.