Наш мир отделен от всей многообразной и пестрой Вселенной

Наш мир отделен от всей многообразной и пестрой Вселенной, словно бы захолустная деревенька, в которую практически никто и никогда не заезжает. Все живут в крупных населённых пунктах, а в этой деревеньке живёт горстка людей, закинутых судьбой на край мира. Кто как устроился, но, так или иначе, все выживают как могут. С самого рождения этих людей пугают большим миром, говоря, что он опасен, жесток, наполнен пороками и что выжить в нём никто не может. Именно из-за этого страха никто эту маленькую деревушку не покидает. Здесь нет электричества, нет ничего, что бы связывало жителей с большим миром; кругом болота, которые постоянно источают плотные туманы. Чуть в отдалении, у тропки, которая когда-то была дорогой, стоит старая мельница, уныло опустив своё водяное колесо в ручей, силы которого не хватает, чтобы вращать его. Это граница, за которую никто и никогда не ходил. В мельнице живёт старый колдун с учениками. По вере жителей этой деревушки, колдун водит дружбу с нечистой силой, которая приходит к нему извне, и, хотя его боятся, всё же иногда наведываются к нему в гости за снадобьями от разных недугов. Тогда он рассказывает людям всякие небылицы, что, мол, эта деревушка на берегу зачарованного ручья – это не весь мир, а лишь глухая-глухая провинция. Он говорит, что есть большой мир, в котором есть много людей, самолёты, пароходы, поезда, люди живут в больших городах.
Все считают этого колдуна чудаком, но поскольку он иногда бывает полезен своими знаниями целебных трав, корней, минералов, может дать какие-то полезные советы, найти пропавшего человека или вещь, выявить вора и многое другое, посему, даже священник закрывает глаза на его чудачества и позволяя ему жить где-то на периферии деревни. Колдун имеет нескольких учеников из числа сирот, которых учит так, как считает нужным, а поскольку все его побаиваются, да и вреда он никому никакого не причинил ни разу, то никто и не лезет в его дела, стараясь, ни с ним, ни с его учениками лишний раз даже не разговаривать. Люди обходят и его, и его жилище стороной, сами же живут, как привыкли. Среди них наиболее уважаемые, крестьяне, ремесленники, есть священник и небольшая церковь, есть и учёные-исследователи, которые хорошо знают историю деревушки и их жителей, разрабатывают новые технологии, которые помогают людям жить. Иногда в деревне возникает вражда, случаются преступления, есть и те, кто управляет этой деревушкой, имея при этом большие доходы от различных отраслей, развитых в деревушке. Они живут в основном в богатых кварталах, а их дети не связываются с детьми бедных. Бедные же периодически устраивают революции, свергают старую власть, чтобы к власти пришли другие – лучшие. Но лучшие через некоторое время, разбалованные богатством, начинают притеснять бедных и всё повторяется снова.

В общем жизнь, как жизнь! Детей воспитывают таким образом, чтобы они знали, что самая главная миссия их по жизни, хорошо учиться в школе, устроится на хорошую перспективную работу, стать достойным гражданином, подняться по карьерной лестнице и вырастить достойных граждан «деревни» — настоящих патриотов своей «родины». Большая часть благовоспитанных детей, посему, старается быть хорошими в глазах своих родителей: хорошо учиться, заняться достойное место в жизни, любить свою родину, вырастить достойную смену. Самое главное, проповедуемое в обществе – это знать, что к старой мельнице ходить нельзя, нельзя разговаривать с колдуном и его учениками, каждое воскресенье должно посещать церковь и исповедоваться священнику. Не дай Бог, даже по чистой случайности, оказаться в общении с колдуном или его учениками – нужно сразу же бежать в церковь на исповедь. Но есть и более важные запреты, в частности, ни в коему случае и никогда нельзя ходить дальше старой мельницы, поскольку там опасно и оттуда можно принести неизвестно какую заразу. Потому в жителях за много поколений развился невероятно сильный страх, почти животный, того, что нельзя, нельзя и ещё раз нельзя, уходить дальше старой мельницы. Если общение с колдуном ещё как-то можно отмолить в церкви, исповедавшись священнику, то никогда, ни общество, ни церковь, ни наука, ни близкие люди, не простят, если ты окажешься даже на один шаг дальше границы, на которой стоит старая мельница. Ведь известно, что тот, кто даже помыслит о том, чтобы оказаться за гранью – уже никогда более не будет прежним, нормальным человеком, а значит он причинит неудобство всему обществу.
Так и наш мир! Захолустная провинция, затерявшаяся среди звёзд Млечного пути, как та деревушка, в лесах, среди лугов и пения птиц. Конечно же, она красива, уютна, если не устраивать здесь войны, не конфликтовать, не воровать, не нарушать порядка, установленного самими людьми, но, со всей силы, приписывающиеся Богу. Но какая бы благоуханная не была эта великолепная земля – рай, да и только, – она всё же была, есть и будет, провинцией. Поначалу в провинцию ссылают неудобные для центральной власти элементы, но потом, когда уже их дети подрастают и осознают провинцию, как родину, провинция становиться не столько местом ссылки, сколько Богом забытым уголком, отрезанным по забывчивости от всех трасс и дорог, караванных маршрутов и путей сообщения. Конечно же, как и полагается провинциалам, все жители провинции высокого мнения о себе, о своём благородном происхождении, об истинности своих богов и науки, которая «может построить даже летательный аппарат» (!!!). Где-то в генетике провинциалов, конечно же сидит обида за то, что все живут в крупных городах, пользуются всякими благами, а они вынуждены влачить своё существование вдали от всего этого шума. Так и у землян, в какой-то момент выработался этот комплекс провинциала. Считающий себя, в своём непревзойдённом благородстве, необычайно важным – гордым, сильным и уникальным, венцом творения и любимцем Творца.
Религии, науки, искусство, культуры, цивилизации (бывшие некогда и существующие ныне), различные тяжёлые и несуразные аппараты, оружие, средства коммуникации и контроля над себе подобными – всё это стало основой самого бытия человеческого, запертого в физическое тело, наверное, чтобы не натворило чего (!!!). Вселенная живёт своей жизнью, а земляне, будучи, как все провинциалы, переполнены чувством собственной важности, на фоне полной бесполезности, конечно, же считают себя единственными и неповторимыми во Вселенной, как человек, живущий в той самой «деревушки», отойдя от своей деревни на один километр, считает, что жизни, кроме как в их деревне, не существует. Учёные мужи, авторитетные люди, представители религий и власти, все с чувством собственной значимости и важности утверждают своё мнение, как истину в последней инстанции, оперируя такими формулировками, как: «Даже наш научный уровень не позволяет нам построить пирамиды!» или «Люди все – грешники, которые нуждаются в покаянии!» и прочее, и прочее. Всё это выдаёт глубокую провинциальность и ущербность, на фоне панического страха непознанного, в частности, оставления физического тела (смерти), изменённых состояний сознания, «путешествия в духе» и прочего. Власть держит в контроле всех, говоря, что нельзя переходить за определённые ей пределы, а там, где не справляется власть – наступает черед религии, поносящую и демонизирующую всё то, что не соответствует её концепциям, полезным, как для неё, так и для власти.
Но мы все – глухая провинция, в которую, лишив памяти, отсылают нас на исправление. Все мы – жители маленькой деревушки, свято уверовавшие, что то, чем мы живём есть истина. Мы стараемся не огорчать родителей, соблюдать законы, учиться, работать, быть патриотами и достойными гражданами. Нами должны гордиться, мы должны быть лучшими во всём – это нам внушают с раннего детства. Мы не хотим заглянуть за Завесу, поскольку это запрещено; это грешно, это преследуется законами, это идёт в разрез с принятой научной точкой зрения. Мы должны гордиться тем, чего достигли, а точнее, то, что нам позволили иметь. Мы мечтаем о яхте, работаем, покупаем стандартное жильё, рожаем детей, сдаем их в садик, чтобы пойти на работу. Мы ездим в отпуски, иногда празднуем… Так до бесконечности! Мы все живём в рамках того, что нам дозволено и свято верим, что так, действительно правильно. Если же находиться кто-то, кто идёт в разрез с нашим, как это водиться, истинным мнением (поскольку нам внушили, что мы имеем на него право), то мы этого человека в своих головах превращаем в демона, служителя какого-то культа, сектанта или просто вешаем ярлык, судя о нём так, как будто действительно имеем на это право.
Ну, хорошо! Наша планета – провинция в космическом пространстве, находящаяся на самой периферии космических трасс. Наше физическое существование – это клетка, в которой раб поучает раба, как быть хорошим рабом, достойным и настоящим. Если же на мгновение выйти за пределы физического мира, отодвинуться подальше от планеты, то что мы увидим? Где, то место, которое можно назвать границей? Где, то место, где у ручья стоит старая мельница, за которую нам нельзя ходить? И… кто такой колдун, живущий с учениками в мельнице? …